Зоогеография - Островные фауны


Островные фауны
Охрана природы - Зоогеография

Своеобразие фауны островов интересовало ученых с момента зарождения зоогеографии как науки. В ряде случаев изучение осо­бенностей островной биоты приводило к появлению крупных обоб­щений и биологических теорий. Так, знакомство Ч. Дарвина с фа­уной Галапагосских островов навело его на мысль о дивергенции близких видов, происходящих от общего предка. Специально фа­уне островов А. Уоллес посвятил книгу «Островная жизнь» (1880). Острова интересуют биологов, во-первых, из-за относительной простоты структуры их биоценозов и трофических связей между видами, что облегчает изучение сообщества, а во-вторых, из-за необычных, порой удивительных форм жизни.

Все разнообразие островов Мирового океана можно свести к нескольким основным типам. Главным критерием выделения ти­пов является происхождение островов. Чаще всего они бывают океаническими и материковыми. Океанические острова никогда не были частями материков, а образовались в результате подня­тия дна океана, либо извержения подводных вулканов и застыва­ния лавы, либо, наконец, вследствие жизнедеятельности рифообразующих кораллов. Примерами подобных островов являются архипелаги Микронезии и Полинезии в Тихом океане, остров Св. Елены и др.

Материковые, или континентальные, острова представляют собой части материков, отделившиеся от них в определенную гео­логическую эпоху. К ним относятся Британские, Большие Зонд-ские (Ява, Суматра, Калимантан и др.), Тайвань, Новая Гвинея, Тасмания и многие другие.

Остров материкового происхождения при отделении от мате­рика наследует тот или иной (но не полный) набор местообитаний и связанных с ним видов. С одной стороны, этим определяет­ся умеренное зоогеографическое своеобразие таких островов: с момента их отделения от материка начинается дифференцировка некоторых видов, образуются местные формы (подвиды, виды, реже роды). С другой стороны, происходит объединение первона­чальной фауны за счет исчезновения ряда видов, причины кото­рого будут рассмотрены ниже. Наконец, на материковых островах отсутствуют виды или роды, возникшие на материках или про­никшие на них после отделения острова. Островная фауна в лю­бом случае будет беднее предковой материковой.

На острове океанического происхождения первое время пос­ле его образования вообще нет никаких организмов. Современ­ный органический мир таких островов формируется за счет ви­дов, попавших на них путем залетов или заносов, т. е. активным или пассивным путем. В некоторых же случаях в фауну входят оби­татели океана, приспособившиеся к жизни на суше: некоторые рыбы, раки (например, пальмовый вор), пресноводные моллюс­ки и др. Фауна океанических островов от начала своего образова­ния и до достижения устойчивого состояния непрерывно обога­щается.

Независимо от происхождения фауна острова несет «островной» отпечаток, степень которого зависит от площади острова, рассто­яния его до ближайшей суши, от климатической зоны, в которой он располагается, и т.д. Иначе говоря, существуют конкретные признаки островных фаун, 4 из них являются основными: бед­ность и дефектность, выраженный эндемизм, ограниченное ко­личество архаических форм и, наконец, адаптивная радиация в рамках небольшого количества эндемичных групп.

Относительная бедность и дефектность (систематическая не­полнота) островных фаун объясняется тем, что площадь острова всегда меньше площади ближайшего материка и, стало быть, часть биотопов на нем отсутствует или занимает по сравнению с мате­риком меньшую территорию. К примеру, на острове может не быть крупных рек, а саванны или леса могут иметь меньшую про­тяженность. На континентальном острове должны жить все груп­пы животных, характерные для материка, от которого он отде­лился. Отсутствие на острове каких-то групп или видов объясняется либо тем, что они приурочены к биотопам, не имеющимся на острове, либо их вымиранием вследствие недостатка условий для поддержания необходимой численности популяций. К факторам, вызывающим островное обеднение, относится, естественно, и антропический.

На океанических островах могли укорениться лишь виды, спо­собные активным или пассивным путем пересекать водные пре­грады. А поскольку такой способностью обладают далеко не все животные, бедность и дефектность фауны островов можно пред­сказать заранее. На океанических островах обитают летающие животные — птицы, летучие мыши, многие насекомые. Из неле­тающих форм раньше других здесь появляются грызуны, из реп­тилий — гекконы. И те и другие могут заноситься на «плотах», т. е. плавающих стволах деревьев, вырванных или сломанных тропиче­скими ураганами и выброшенных в море.

Даже крупные древние континентальные острова имеют от­носительно бедную и дефектную фауну. Так, на Мадагаскаре оби­тают только 2 семейства амфибий, но нет строго пресноводных рыб, сухопутных черепах из семейств трехкоготные и пресно­водные, из змей отсутствуют аспидовые и гадюки и такие харак­терные для Африки семейства птиц, как страусы, птицы-секре­тари, цесарки, журавли, птицы-носороги, дятлы, вьюрковые и др. Из млекопитающих на Мадагаскаре нет и типично африкан­ских семейств — слонов, носорогов, обезьян, кошек, гиен, ан­тилоп, трубкозубов и т. д. Особенно следует подчеркнуть отсут­ствие копытных, кроме речной свиньи, и обилие хорошо летающих рукокрылых, родственных как африканским, так и индо-малай-ским формам.

Следовательно, бедность и дефектность фауны — общий и ха­рактерный признак всех островов, проявляющийся в тем боль­шей степени, чем остров меньше по площади и дальше находится от материка или другого острова.

Эндемизм — второй характерный признак островной фауны — является результатом изоляции острова от других участков суши. Степень эндемизма тем больше, чем древнее остров и чем он бо­лее удален от материка. Таким образом, изоляция является при­чиной не только бедности и дефектности фауны, но и ярко выра­женного островного эндемизма. Так, на Мадагаскаре, отдаленном от Африки морским проливом шириной 400 км и ставшем остро­вом еще в мезозое, живут эндемичные семейства млекопитающих (тенреки из насекомоядных, 3 семейства лемуров) и птиц (неле­тающие пастушковые куропатки, филепитты, ванги, а в прошлом и эпиорнисы), многочисленные эндемичные роды и огромное количество видов всех классов животных. Фауна птиц Новой Ка­ледонии содержит более 20 % эндемичных видов и 1 эндемичное семейство.

Геологически молодые, расположенные близко от материка острова (например, Британские, Сахалин) эндемиков высоко­го ранга не имеют, хотя эндемичные подвиды или даже виды здесь обитают. Следовательно, процент эндемизма и система­тический ранг эндемиков могут служить показателем геологи­ческого возраста острова. К примеру, согласно зоогеографическим данным, и Британия, и Сахалин стали островами только в четвертичном периоде, что подтверждается геологическими исследованиями.

Богатство фауны острова, степень ее эндемизма могут зави­сеть, кроме того, от его площади, разнообразия рельефа и других природных условий, а также от климатической зоны, в которой он находится. Все это создает большее или меньшее разнообразие экологических ниш.

Третья особенность островных фаун заключается в том, что они нередко являются последними убежищами архаичных видов жи­вотных. Такие виды немногочисленны и встречаются на Мадага­скаре, в Новой Зеландии, на Сулавеси, а также на Антильских островах. В одной из оригинальнейших наземных фаун — ново­зеландской — вообще отсутствуют аборигенные млекопитающие, но имеется древнейший вид рептилий — гаттерия, или туатара, а также гладконогие лягушки лиопельмы (2—3 вида) — древние и архаичные представители отряда бесхвостых. В состав современной мадагаскарской фауны входят древние тенреки (30 видов), настоя­щие лемуры, индри и руконожки (из примитивных приматов), легуаны (из игуановых рептилий). Интересно общее распространение последних. Легуаны представлены многочисленными видами в фа­унах Северной и Южной Америки, а в Восточном полушарии встре­чаются на островах Фиджи и Тонга. На островах Куба и Гаити до нашего времени дожили архаичные щелезубы (2 вида), представи­тели насекомоядных млекопитающих. В ископаемом состоянии близкие роды обнаружены в Северной Америке.

Исследователей фауны островов часто поражают ее необыч­ные представители: например, с одной стороны, гиганты — ги­гантский варан на острове Комодо, черепахи на острове Маври­кий, истребленные человеком птицы эпиорникс на Мадагаскаре и дронты на Реюньоне (также достигали гигантских размеров), с другой стороны — карлики, такие как мелкая форма тигра на Зондских островах, мелкие барсуки и лисицы на острове Сарди­ния и т. д. (ископаемые слоны на острове Мальта достигали разме­ров кабана). Островная популяция лошадей, предки которых были завезены с материка, выродились в мелкую породу — пони. При­чины как одного, так и другого явления до настоящего времени не выяснены.

Немногочисленные, а то и одиночные виды животных, попав на острова, оказываются родоначальниками процветающих и до­статочно многочисленных эндемичных групп. Этот феномен адап­тивной радиации в рамках небольшого количества эндемичных групп представляет собой четвертую особенность островных фаун. Адаптивная радиация обусловливается наличием на островах раз­нообразных незанятых экологических ниш. Поэтому некоторые виды, попав на острова, настолько изменяются, что иногда уже мало чем напоминают предковую форму. Классическим примером адаптивной радиации являются гавайские птицы-цветочницы (се­мейство Drepanididae). Их предок, американский вьюрок, залетев на Гавайские острова, не нашел здесь конкурентов и дал начало нескольким эволюционным ветвям, нынешние представители которых по внешнему виду и образу жизни напоминают зябли­ков, медососов, пищух, дубоносов и дятлов.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация